weather 13° Маладзечна
weather 13° Вілейка
weather 20° Смаргонь
weather 13° Ашмяны
weather 18° Валожын
weather 13° Мядзел
weather 20° Астравец
Падпіска
на друкаванае выданне
1 еўра 2.3168
1 долар 2.0007
100 рас.руб. 3.1911
13.06.2018 15:02 ,

Как москвич оставил доходный бизнес и переехал на запущенный хутор под Браславом строить деревню XXІ века

Поедешь со мной в деревню?
ДОСВЕД
Как москвич оставил доходный бизнес и переехал на запущенный хутор под Браславом строить деревню XXІ века.
Хутор Ёдишки находится недалеко от посёлка с финно-угорским названием Видзы в Браславском районе

Навигатор ведёт по незнакомой местности и выводит на просёлочную дорогу вдоль большого озера. В конце дороги возле забора нас  встречает Андрей Абрамов – хозяин хутора. На нём тёмные очки, ковбойская шляпа и сапоги.

Андрей приглашает в небольшой старый аутентичный домик. В углу дома стоит большая кирпичная печь-лежанка, от которой вокруг приятно расходится тёпло.

Андрей приехал в Беларусь 10 лет назад из Москвы. В российской столице активно занимался бизнесом, а к тридцати годам владел уже собственным делом.

– К 28 годам у меня было всё, к чему стремятся обычные люди: хорошая машина, хороший дом, много денег, чтобы решить свои проблемы.

Хотя, скажу честно, чем больше денег – тем больше проблем. И вот такой молодой, я уже ездил с водителем и сделал всё, что, как я считал, нужно было сделать: посадил дерево, родил сына, построил дом. У меня было собственное дело, которое, если честно, не приносило никакого удовольствия, кроме материального.

Правда, признаётся Андрей, карьерный рост и различные столичные развлечения ощутимо подорвали здоровье, к тому же заметно накапливалась усталость от необходимости постоянно тратить деньги.

– И вот, построив трёхэтажный дом с управляющим, имея три машины в гараже, я посмотрел в окно и увидел там не свет, а темноту.

Было непонятно, что делать дальше.

Так у Андрея наступил кризис среднего возраста, и он пришёл к переоценке ценностей, стал искать для себя альтернативные варианты существования.

– Я задумался, что нужно что-то менять и предложил своей московской жене поехать куда-нибудь в деревню подальше от людей. На что моя жена ответила – нет, у нас крутое место, богатые соседи: банкиры, дипломаты. А наши дети должны воспитываться именно в этой обстановке, но ты если хочешь ехать – езжай.

На самом деле Андрей не собирался ехать в деревню, а уже подобрал себе дом в Испании. Но то, что жена категорически отказалась ехать с ним, уже насторожило. В тот же день за обедом он решил задать такой же вопрос Татьяне – девушке, которая работала администратором в ресторане.

– Поедешь со мной в деревню? Будем жить в палатке, купим какой-нибудь деревенский домик, заведём овечек, будем им хвосты крутить.

А она отвечает:

– Поеду. С тобой – хоть на край света.

Андрей и Татьяна

По иронии судьбы Татьяна была родом из Беларуси и как-то позвала Андрея с собой в Минск на день рождения отца.

— Мы сидели в ресторане, я открыл журнал с недвижимостью и увидел фотографию, где на берегу озера стоит разваленная хатка. Я сразу же позвонил по указанному телефону и узнал, что – да, участок продаётся. И сказал, что мы сейчас приедем посмотреть. Был вечер и хозяин участка удивился, как это мы сейчас приедем, ведь уже поздно и ехать две сотни километров. Но для нас, для москвичей, это не расстояние. И уже через два часа мы были на месте. Хозяин нас радушно встретил, а на следующий день я купил у него участок. Дальше мы уехали в Москву, а там я глубоко задумался «А зачем мне та Испания?»

В итоге, полгода у Андрея ушло на то, чтобы закрыть все свои бизнесы в Москве. Всё московское имущество он оставил жене и детям, а сам приехал с Татьяной в Браславский район.

– Первые полгода, уединившись, просто пытался прийти в себя, а потом постепенно стал выходить к людям и смотреть, чем живут в соседних деревнях. И увидел, что дела идут не лучшим образом:

земли не обрабатываются, человеческий труд используется неэффективно, грамотность и культура местного населения находятся на низком уровне.

И тогда я решил, что мне есть где разгуляться. Есть где применить свои знания, опыт, навыки. И я принялся за дело. Записался на встречи ко всем возможным чиновникам, пообщался с местными жителями, изучил местное законодательство и занялся настоящей сельской жизнью. Захотелось обеспечить себя полностью на высоком уровне и нести пользу своей деятельностью.

Московский бизнес Андрея был построен на поставках мяса глубокой заморозки, и поэтому для героя логично было заняться животноводством.

– За время ведения бизнеса я изучил весь процесс производства.

То производство, которое сейчас существует в мире, меня не устраивает. Я физически не могу это есть.

И поэтому основная задача была произоводить такие продукты, которые захочется есть самому.

Вот уже 10 лет Андрей вместе со своей новой семьёй активно занимается сельским хозяйством. Мы с ним отправляемся на экскурсию по участку. Удивительное дело: прямо рядом с домом стоит загон для овец, но нет никакого постороннего запаха. В чистом сарае стоят козы с козлятами и гнедой конь. А вот бычки и коровы пасутся на свежем воздухе, ограниченные только электропастухом. За такой же электрической оградой сидят и огромные щенки среднеазиатской овчарки.

– В магазине мы покупаем только соль, сахар, рис и гречку.

Всем остальным мы обеспечиваем себя сами, начиная от хлеба, заканчивая говяжими стейками, сами собираем чаи и грибы с ягодами, овощи выращиваем.

Для всех продуктов, которые мы производим, не используются технологии, которые применяют в промышленном производстве.

Когда мы делаем сыр, то не добавляем сычужный фермент, нет никаких заквасок, всё естественным путём, поэтому и срок хранения таких продуктов минимальный. Скотину кормим самостоятельно произведёнными кормами. Все животные чипованные и нет никаких смешений кровей. Из-за особенной технологии содержания скота мясо с хутора Ёдишки радикально отличается по вкусу и питательным свойствам. И хоть цены на продукцию достаточно дорогие, люди всё равно покупают.

Интересуюсь у хозяина, доверяет ли он современной магазинной еде, на что Андрей разочарованно качает головой.

– Я просто знаю, как она производится.

В молоке нет молока, в мясе – питательных свойств.

Пока мы проходим по участку, я замечаю, что хозяйство довольно большое. Справляться своими силами точно невозможно. А Андрей к тому же против наёмного труда.

– В деревне работает мотивация – видимость результата собственного труда.

Какая проблема в колхозе? Колхозники с каждым годом работают всё хуже, потому как не видят результаты своего труда. Кормов не хватает, коровы болеют, молока дают мало и т.д.

За время обустройства хутора Ёдишки Андрей организовал в деревне уникальный в своем роде своеобразный кооператив, который называет «Деревней ХХI века».

– Со мной сегодня работает десять семей, где каждый занимается своим делом, но при этом знает, как на этом заработать.

Основная концентрация животных – у меня на хуторе. А у каждой из этих семей – своё направление. Кто-то выращивает овощи, у кого-то есть трактор, кто-то держит коров, кто-то ухаживает за пасекой. В итоге в деревне работает несколько семей, каждая из которых занимается любимым делом, а в результате мы обмениваемся между собой теми продуктами, которые каждый произвёл.

Основная концентрация животных – у меня на хуторе. А у каждой из этих семей – своё направление. Кто-то выращивает овощи, у кого-то есть трактор, кто-то держит коров, кто-то ухаживает за пасекой. В итоге в деревне работает несколько семей, каждая из которых занимается любимым делом, а в результате мы обмениваемся между собой теми продуктами, которые каждый произвёл.

Для беларусских реалий такие рассказы звучат почти сверхъестественно, и я прошу Андрея показать сообщество на практике. Мы прыгаем в пикап и едем в соседнюю деревню Подрукша, где смотрим несколько хозяйств, которые участвуют в сообществе. Как и большинство беларусских деревень – в Подрукше хватает и заброшенных домов, например, двухэтажные дома из белого кирпича. Несмотря на балконы, они сегодня никому не нужны, и окна заколочены досками. В других немногочисленных домах живут люди. И многие из них – уже новые жители села.

– Каждый год ко мне приходят студенты на практику из Видзовского колледжа. Они делают то, что могут и хотят делать. По результатам практики я выбираю лучших и предлагаю им остаться в деревне и предоставляю работу в хозяйстве.

Если человек хочет остаться, я предоставляю ему дом, помогаю оформить землю и даю инструмент, с помощью которого он сможет тут жить.

Денис

Мы едем дальше, где как раз живёт один из бывших студентов – Денис, который приехал сюда на практику 10 лет назад, когда ему было 16, с тех пор и остался. Именно он сегодня стал главой крестьянско-фермерского хозяйства, идею которого разрабатывал Андрей. Сегодня у Дениса собственный дом, а также 30 гектаров земли, где он заготавливает сено на продажу.

– Если у кого-то нет ресурсов, я стараюсь помочь, объясняет Андрей. Кому –телят, кому – хорошие семена, кому-то помогаю технику отремонтировать. И люди начинают что-то делать. Только делать они начинают не для меня, а для себя.

Пока мы гуляем по улицам Подрукши, навстречу нам неожиданно выходят три молодые девушки. Это студентки Видзовского профессионально-технического колледжа. В сообществе Ёдишки они сейчас на трёхмесячной практике. Живут в одном из домов, по местности разъезжают на велосипедах. Кто знает, может и кто-то из них свяжет свою жизнь с этой деревней.

У Андрея – трое детей. Один из них живёт с ним в Ёдишках.

– Если дети захотят тут остаться, они останутся. Если они захотят куда-то поехать учиться, они поедут учиться. А если они хотят переехать, пускай переезжают. Лично моё пожелание, чтобы все дети здесь либо жили, либо приносили этому месту какую-то пользу. Но этот выбор лежит на них, я за них решить не могу.

Что я могу, так это создать обстановку, чтобы дети захотели сюда приехать. Этим я и занимаюсь.

Напоследок интересуюсь у Андрея, часто ли он бывает в городе.

– Я не хочу туда ездить вообще, могу неделями до асфальта не доходить. Я устроил себе жизнь так, что у меня здесь есть всё: охота, рыбалка, квадрациклы, верховая езда, футбол. В город я выезжаю только если нужно с кем-то встретится. А вообще, мне не нужно куда-то выезжать, ко мне все приезжают сюда.

Дом, где живут практиканты.
Абмеркаваць
comments powered by HyperComments
Новае на сайце