weather -6° Маладзечна
weather -6° Вілейка
weather -3° Смаргонь
weather -6° Ашмяны
weather -5° Валожын
weather -6° Мядзел
weather -3° Астравец
Падпіска
на друкаванае выданне
1 еўра 2.4132
1 долар 2.1262
100 рас.руб. 3.1849
09.10.2018 10:46 ,

История семьи вилейских евреев, выживших во Вторую мировую

Довоенная Вилейка. Фото radzima.org.

Весной 1941 года у немолодых супругов Марка и Розы Ястшомб, жителей  Вилейки родилась девочка.

Счастливые родители назвали ее Гиндой, но между собой ласково называли Дусенькой. Ей было всего пять недель, когда началась война. Отправиться с таким крошечным ребенком в эвакуацию казалось безумием, к тому же Роза еще плохо чувствовала себя после родов. А четыре дня спустя об эвакуации говорить было уже поздно – немцы вступили в Вилейку.

Как и все еврейское население местечка, семья Ястшомб оказалась в гетто. Поскольку Марк Ястшомб был ветеринарным врачом, а его жена – врачем-терапевтом, они попали под немецкое определение Nutzliche Juden (полезные евреи), пережили три акции в гетто и остались среди последних трёхсот вилейских евреев. Единственной их надеждой на спасение было бегство в лес, к  партизанам, но с полуторагодовалым ребенком там не приняли бы их.

В поисках убежища для девочки, Ястшомбы связались со своим бывшим соседом Шелихом, начальником Вилейского радиоузла, который согласился за плату взять ребенка.

Тайно покинув лагерь для еврейских специалистов, Марк и Роза Ястшомб отнесли спящую дочь к Шелиху, а сами направились в деревню Осиповичи, где проживал 70-летний сторож мясокомбината, Сергей Волынец, чей сын Николай был связан с партизанами и обещал переправить Ястшомбов в лес на следующий же день.

Но обстоятельства сложились так, что к партизанам они попали только через 17 долгих месяцев: сначала им пришлось скрываться, так как немцы и полиция искали беженцев, потом выяснилось, что партизаны не жаждут принять в свои ряды безоружных евреев. Пришлось оставаться у семьи Волынец.

Сергей и его жена Ульяна помогли им оборудовать убежище – отгородить досками часть подвала, размером полтора метра на два с половиной, замаскировать его, застелить пол соломой.

Роза и Марк чувствовали себя в ловушке. От постоянного пребывания в темноте и холоде, без солнца и свежего воздуха, они стали болеть. Роза начала терять зрение. Отчаяние толкнуло ее на странный, казалось бы, поступок – она написала письмо командиру партизанского отряда. Николай, сын спасителей, доставил письмо в отряд. Видимо, описание страданий скрывающихся тронуло командира, и он прислал за Ястшомбами своих людей.

Партизаны недоумевали, зачем командир послал их за этими заросшими «стариками» с землистыми лицами, которые от слабости не могли даже преодолеть расстояние от крыльца дома Волынцов до телеги.

Стоял март 1944 года. В партизанском штабе Марк и Роза Ястшомб поведали командиру о своих мытарствах, о ребенке, оставленном в Вилейке у Шелиха. В свою очередь командир сообщил, что в Вилейке и окрестностях немцы уничтожили всех евреев. Но Гинда, дочь Ястшомбов, жива и находится в деревне Войдени, в километре от штаба отряда.

Подробности о спасении ребенка Роза и Марк узнали позже, от Александра и Агаты Садовских, которые полтора года назад нашли замерзавшую девочку на окраине леса (их дом был крайним в деревне) .Они назвали девочку Лелей, и все в деревне называли ее «знайда» – найденыш.

Шелих, испугавшись возможных последствий собственного поступка, оставил ее умирать. К счастью для Гинды-Лели, она была белокурой и слишком маленькой для того, чтобы определить ее национальную принадлежность.

Местные власти решили что это польский ребенок и разрешили Садовским взять ее на воспитание. Александру и Агате Садовским было жаль расставаться с ней, они привыкли к девочке и полюбили ее, но убедившись в том, что Роза ее настоящая мать, смирились.

Марк и Роза Ястшомб с дочерью Гиндой и сестрой Марка, Тэмой. Вилейка, 1945 год Фото yadvashem.org.

После освобождения, 2 июля 1944 года, Ястшомбы вернулись в Вилейку, пытаясь как-то наладить жизнь. Из многочисленной родни Марка Ястшомба выжила только одна сестра Тэма. Из одиннадцати братьев и сестер Розы не выжил никто. Белорусские семьи Волынцов и Садовских старались как могли заменить им погибших родных.

Гинда пошла по стопам родителей — выучилась на врача, создала собственную семью. В 1990 году она репатриировалась в Израиль. О событиях военный лет у нее практически нет собственных воспоминаний.

Уже будучи взрослой она восстановила историю своей семьи по сохранившимся записям матери, Розы Ястшомб, написанным сначала по-польски, а затем переведенным  на русский язык. Роза мечтала издать свою рукопись, поведать миру об ужасной трагедии, свидетелем которой она стала. К сожалению, при жизни она так и не нашла в СССР издательства, которое согласилось бы напечатать эти воспоминания. Ее дочь привезла рукопись с собой в Израиль.

6 мая 2008 года Яд Вашем удостоил Сергея и Ульяну Волынец почетного звания Праведник народов мира.

Каментуйце публікацыю ў сацыяльных сетках!
               
Новае на сайце